воин.3jpg

 … И кончился бой полной победой Добра над Злом! Раскидал Богатырь войско вражеское, сокрушил Зло Непобедимое, положил рядами всех Злодеев Коварных, и свершилась Справедливость!

         И ликовал народ, и прославлял Героя, букеты ему преподносил и награды  навешивал, в ноги кланялся и оды хвалебные пел. Три дня и три ночи продолжался праздник, и все праздновали Полную Победу.

         Но вот прошел экстаз и апофеоз,  и вдруг увидел Герой, что толпа отхлынула, и стоит он один-одинешенек, а все его как-то сторонятся и вроде как даже в глаза смотреть избегают. И то сказать: все в белых одеждах, светлые такие, нарядные. А он же один за всех бился,  живота не жалел, в самое пекло лез, и теперь кольчуга вся грязью забрызгана, сапоги в глине, лицо в копоти, а руки у него и вовсе по локоть в крови.

         — Что же вы, люди добрые, я ж за вас сражался с Чудовищами да Нечистью, за ваше счастье и свободу? – вопросил Богатырь. – Вы ж меня сами позвали, просили-умоляли защитить вас от беды неминучей? Чего ж вы теперь от меня отхлынули, щемитесь-сторонитесь, да и вроде как осуждаете даже?

         — За Победу Полную тебе поклон и наши благодарности, — отвечал Народ, — а только нам теперь мирную жизнь строить надо, а ты вроде как в нее не вписываешься. Уж больно ты в бою запачкался. Видать, много тебе врагов уничтожить пришлось, и вокруг тебя словно облако черное клубится. Ты уж извиняй, мы пошли жить, а тебя позовем, когда снова помощь понадобится.

         Обиделся Богатырь, опечалился, да только крыть ему нечем: и правда, как можно воевать, да не запачкаться? В бою или враг тебя, или ты врага, да кругом страх да агрессия, а они не разбирают, кто свой, кто чужой – всех без разбора мочат. И как теперь от этого отмыться? Сидит Богатырь, горькую думу думает, и настроение такое — хоть в омут во всей боевой амуниции!

И узрел он себя будто со стороны – в кольчуге, грязью забрызганной, сапоги в глине, лицо в копоти, рукавицы боевые в крови, весь такой бравый, да вот только всем отвергнутый.  Обиделся он, осерчал: пока враги одолевали, всем нужен был, а как мир наступил – и дела до него никому нет. Для чего старался, за кого кровь проливал? Стали его мысли черные одолевать, а в душе гнев нарастать стал. Да такой, что вот хоть сейчас меч хватай и ну крушить кого попало! Только вот кого, если Зло уничтожено, а кругом одни свои?

         … Долго ли, коротко, а понял вдруг Герой, что нет ему места в мирной жизни,  и нет у него в душе ни Света, ни Покоя. Не хочется ему ни хлеб сеять, ни песни петь, ни шелками торговать – хочется драться  да победы одерживать. Рука так и подрагивает – кого бы ударить, нога так и притопывает – кого бы пнуть. Страшно стало Богатырю. Понял он, что бой снаружи завершился, а внутри продолжается, и победит он сам себя, как пить дать, потому что биться привык до последнего. И так тошно ему стало, что решил он утопиться, пока окончательно в чудовище не превратился.

         Побрел он водоем подходящий искать, куда глаза глядят, шел-шел, и пришел в странное место. Видит – перед ним три озера.  Одно мутное, неспокойное, и запах от него идет хмельной, будоражащий. Другое  рябью подернулось, и круги по воде идут, словно капает сверху что-то, и все берега солью усыпаны, и камни прибрежные тоже в соляных наростах. А третье – чистое да прозрачное, с гладью зеркальной.

         — Что за диво такое? – почесал в затылке Богатырь. – То воды вовсе не было, а то сразу три, топись – не хочу… В какое лучше-то?

         Подошел он к первому озеру, зачерпнул воды перед смертью напиться, а на него бражным духом шибануло. Смотрит он в озеро – а оттуда черт скалится, говорит:

         — Прыгай, Богатырь, в Хмельное Озеро! У нас тут весело! Будешь хмельным и веселым, забудешь все свои печали. Драться хочешь – дерись, крушить – круши, пьяному все спишется! Пьяному море по колено, дремучий лес по пояс. А люди осудят – так что ж, в пьяном кураже тебе все равно будет. Дурной голове закон не писан!

          — Нет, не прыгну, — отвечает Богатырь. – Я на людей хоть и обижен, но зла не держу. Боятся меня – так пусть, их дело, им и ответ держать.  А драться я привык не по пьяной лавочке, а в честном бою! Так что извиняй, черт, не полезу я к тебе. Я тебе не собутыльник!

         Подошел он ко второму озеру, которое с солью. Глянул в воду – а там мужик какой-то старый, обрюзгший, опустившийся. Сидит, песенку заунывную тянет да слезы льет.

         — Иди ко мне, Богатырь, в Озеро Слез! Ты такой же бедолага, как и я, всеми непонятый, всюду отвергнутый. Иди, будем с тобой жизнь свою молодую оплакивать и обидчиков поносить, будь они неладны! Мы-то с тобой не виноваты, это все они! Глядишь, две беды вместе сложить – и легче станет!

         — Не буду я в твое озеро прыгать, — нахмурился Богатырь. – Если в чем и виноват – так я с себя ответственности не снимаю. Не привык я за чужую спину прятаться, на других свою ношу перекладывать. А уж слезы лить да соседей в своих бедах обвинять – и вовсе не мужское занятие. Так что я тебе не попутчик!

         Перешел Богатырь к третьему озеру, зеркальному – а там и вовсе не поймешь что. Посмотрел он в воду – а там он, во всем своем неприглядном виде. Только что такое? – сквозь его отражение оттуда, из глубины, ангел на него смотрит. Одежды на нем белые, и сам весь светится,  да так, что лица не разобрать. И такой покой там, на дне, такой свет, что Богатырь так и замер.

         — Ну что, Богатырь, прыгнешь ко мне? – спрашивает Ангел с улыбкой. – Это Озеро Покаяния. Открылась тебе дверь между мирами. Хочешь – так иди в воду, омойся в воде целебной да покайся в грехах своих.

         — Да вроде нет за меною грехов, — почесал в затылке Богатырь. – Служу Правде, искореняю Зло, к богатствам равнодушен, родителей почитаю, за народ – горой. Вроде живу по чести, по совести, какие грехи?

         — А чего ж тогда нет тебе ни Света, ни Покоя? Чего топиться надумал?

         — От обиды горькой, — насупился Богатырь. – Почему люди от меня отвернулись? Почему нет мне места в мирной жизни? Ровно печать на мне какая-то стоит! Сердит я на них!

         — Потому и отвернулись, что на тебе и впрямь печать стоит — Печать Смерти.  Ты ж в боях сколько жизней отнял, сколько кровушки пролил – и своей, и чужой?

         — Так я ж за правду! – вскинулся Богатырь.

         — Так и они за правду, — ответил Ангел. – Правда-то, она у каждого своя. Каждый за свою и бьется. Ты Родину защищал, народ свой от ворога спасал  – это хорошо. А вот что убивал, живота лишал – это грех, как ни крути.  И руки твои кровью запятнаны хоть и вражеской, а живой. Ты сам посуди – сколько ты жизней отнял? Думаешь, они перед смертью тебе здоровья пожелали? Неееет… Вот и получается, что лежит на тебе Печать Смерти.

         — Это я и сам заметил, — тяжко вздохнул Богатырь. – Вроде как война закончилась, а я все воюю, руки так и зудят, ноги так и гудят, сами в бой просятся. Того и гляди, вразнос пойду. Точно, словно Смертью заклейменный. Что же делать-то? – опечалился Богатырь. – Как эту печать с себя смыть?

         — Прыгай в воду, — предложил ангел. – Озеро Покаяния – особенное, вода в нем волшебная и целебная. Она всю грязь смывает, все страсти растворяет, все грехи отпускает. Ты во хмелю горе свое топить отказался – правильное решение! Нет нам ни Света, ни Покоя – это Озеро Глупых. В переживания да сетования тоже не погрузился с головой – молодец! И там Света и Покоя нет – это Озеро Слабых. Осталось тебе одно – утонуть в Озере Покаяния. Глядишь, хоть в смертный свой час Свет и Покой обретешь.

         И прыгнул Богатырь в озеро – как был, во всей своей амуниции.  Камнем ко дну пошел.  Только и успел заметить, как Ангел ему навстречу руки распахнул.  И вдруг залил его такой Свет, и наступил такой покой, каких Богатырь отродясь не видывал. И промелькнула перед ним вся его жизнь – от колыбели до последних минут. Увидел он весь свой путь – от розового младенчика до могучего богатыря. Разглядел он и победителей радостных, и врагов поверженных, и вдов рыдающих, и малых детушек осиротевших, с той и другой стороны… А сверху узрел он  Бога, на все это печально взирающего, и слеза по морщинистой щеке катится. И стало ему не по себе – понял он, что с какой стороны ни посмотри, а жизнь, что Господь подарил, люди друг у друга отбирают. И тогда само собой родились у него такие слова:

         — Господи, прости ты нас, детей твоих неразумных! Ты повелел нам плодиться и размножаться, а мы ссоримся и воюем. Ты подарил жизнь, а мы ее друг у друга отнимаем.  Ты дал нам большущий Мир, а мы его никак поделить не можем. Прости меня, Господи, и вы, враги мои – все меня простите, и пусть вам земля будет пухом, а Бог нас всех рассудит…

         Тут вдруг почувствовал он легкость необыкновенную, словно крылья невидимые его подхватили – и вынесли на берег. Смотрит Богатырь на свое отражение и понять не может – не то себя там видит, не то Ангела… Доспехи чистые, на солнце сверкают, шелом как нимб, и руки, руки чистые – нет на них больше крови!

         — Эй, Ангел! Ты тут? – позвал он.

         — Тут, — шепотом отозвалось где-то внутри. – Я ж ты и есть.

         — Чего? Ты – это я? Я, что ли, теперь ангел? – озадачился Богатырь.

— Всегда – ангел. Все люди  изначально ангелы, а ты не знал? Только чувствуют его в себе те, кто победил внутреннее Зло.

— Так я жив? – все никак не мог понять Богатырь.

— Жив, и еще долго жить будешь. Иди, Богатырь, сей хлеб, строй дома и рожай детишек. А если придется Родину защищать – помни:  если разрушил – надо взамен что-то построить, а если чью-то жизнь отнял – надо новую родить, если законы божьи нарушил – надо простить и покаяться. Вот на то Озеро Покаяния и создано. Каково тебе сейчас, Богатырь?

— Словно заново на свет народился. Нет во мне теперь ни обиды, ни зла, а есть только Свет и Покой. Хорошо у меня внутри, безмятежно.

— Стало быть, правильный выбор сделал. Вот теперь ты настоящий Победитель!

 

Автор: Эльфика

 

источник: www.elfikarussian.ru/

воин7

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники