!2

Вальтер Кеерс «О любви»

Любовь — это обнаружение себя (света) в другом; узнавание того Безмолвия, которым являюсь я, в другом.

Это — Любовь. Любовь нельзя дать кому-либо, и вы не можете получить Любовь; вы не можете сделать воду мокрой, ибо вода — это мокрота.

Также, никто не может дать Любовь вам, никто не может получить Любовь от вас, вы можете лишь узнать Любовь в себе и вы можете узнать Любовь в других.

В тот момент, когда это происходит естественно, больше нет другого, ибо вы действительно узнаете в другом, ясно замечаете — в самом буквальном смысле — себя.

Я никогда ни с кем не разговариваю кроме самого себя, и вы никогда не слышите никого, кроме себя. Я не могу выразить, насколько это все буквально.

1662696_733405506692603_2061273143_n

Любить — это значит узнать себя в другом, в том, кого вы неоправданно рассматривали как «другого» до этого момента. Но вы видите в нем лишь самого себя, ибо есть лишь одно ЕДИНОЕ  Я.

Есть лишь один свет. Есть лишь одна любовь. Узнавание себя в другом, узнавание Безмолвия, которым вы являетесь, в другом, света, которым вы являетесь, в другом — это и есть то, что мы называем любовью.

Это не вопрос давания, не вопрос получения, это вопрос узнавания. Истинно то, что когда происходит узнавание, в нас возникает смена направления движения на обратное.

Пока я еще не признал этого, во мне работает счетная машинка, и тогда я рассматриваю вас как хорошего или не хорошего человека. И тогда я могу или не могу заработать на вас, тогда ваши слова будут казаться мне дружелюбным или, напротив, вы будете мне неприятны.

Это все рассчитывается центростремительно направленным менталитетом. Но в тот момент, когда я узнаю себя в другом, который уже более не является «другим», ибо я говорю с самим собой, находящимся за этими глазами, в этот момент центростремительно направленное движение становится центробежно-направленным. Вам нужно лишь раз влюбиться, чтобы понять, что вы безграничны, как вселенная.

Страх — это одно из препятствий. А любой страх — это страх потерять любовь. Я боюсь, чтобы меня увидели таким, какой я есть, потому что вы можете подумать, что я чокнутый или плохой. И тогда возникает стена: и тогда «я» здесь, а другой — там. Я боюсь, что могу потерять любовь другого. Когда я начинаю думать, что любовь — это нечто, чем я могу обладать, тогда я начинаю бояться, что могу потерять ее. Но когда я увидел — всем своим существом — что я и есть эта Любовь, что же тогда?

7572471
Вода не может стать мокротой, ибо вода и есть мокрота: вы не можете потерять ЛЮБОВЬ, ибо вы есть ЛЮБОВЬ,

Ясное видение этого растворяет все страхи один за другим, страх смерти становится смехотворным. И тогда вы можете быть полностью самим собой в психологическом смысле; вы можете отбросить все свое сопротивление, ибо тогда то, что другие думают о вас, становится их проблемой; «вы» и есть то, что другие ищут.

И если они проецируют ментальную картинку на вас, то это потому, что они проецируют ментальную картину на себя; они рассматривают себя как личность и, следовательно, рассматривают все живые существа также как личности.
Пока я занимаю позицию того, чем я не являюсь, а именно чего-то, что может обладать Любовью, что ищет Любовь, до тех пор я подвержен законам желания и страха.

А там, где страх и желание, там карма и все прочие такие дела.

Как только я вижу, чем я действительно являюсь, этот воображаемый мир распадается на части. В то мгновение, как я признаю это – всегда неожиданно — происходит тонкий взрыв, и этот материальный мир оказывается ничем иным, как сновидением, в точности таким же, как ночное сновидение.

Между ними нет абсолютно никакой разницы, оба представляют собой не что иное, как движения в сознании, и движение, происходящее в данный момент, рассматривается мной как реальное.

Днем это бодрствующее состояние, мир, первичное ощущение, а ночью это мир сновидений, который для меня так же реален тогда, как и мир бодрствования сейчас.

Но если я посмотрю на то общее переживание, которое есть в мире сновидений и мире бодрствования, тогда я увижу, что они есть не что иное, как движения в том Едином Сознании, которым я всегда был.

Мне не нужно ничего делать, чтобы стать им, ибо я уже есть оно. Я есть Единое Переживание. Во всем и во всех, в каждом движении “я есть” — это Единое Переживание.

Когда это Переживание становится частью жизни, больше не может быть никакого страха, тогда может быть боль, но страдание более невозможно.

Я узнаю То во всех людях, я узнаю То как самого себя во всех, и поскольку я знаю – как прочувствованное переживание, а не теоретически — что кроме любви ничего нет, я люблю всех людей, ибо я вижу Себя также через глаза шизофреника, преступника и т.д.

10514751_1483047061951515_9066046988727605760_n

Каждый из нас состоит не из чего иного, как света.

Этот свет — это то, что религиозные люди называют Богом.

Каждая великая традиция и религия говорит, что Бог вездесущ и что Он есть Свет и Любовь. Другими словами: Джон беседует не с Питером, а Бог беседует Сам с Собой, через одного и другого.

Если есть видение всего этого, и если весь балласт старых идей, таких как «Я — некто, весящий столько-то килограмм», исчезает, тогда остается одно живое Переживание.

Это то, что именуют Просветлением или Свободой. Это не нечто новое. Вы всегда были тем, что вы есть сейчас, и тот, кто заявляет, что может дать вам это — обманщик.

Вальтер Кеерс «О любви»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
comments powered by HyperComments